День "Надежды"

Братья и сестры, гости сайта!
Хочу поделиться с вами своими чувствами, мыслями и впечатлениями по поводу посещения программ благотворительного фонда «Надежда», которые проходят в Обском детском доме.
Первый раз я приехала в этот детдом в декабре прошлого года на Новогоднюю программу. До этого дня я абсолютно осознанно не участвовала в данных программах, но разве что очень давно и совсем недолго. Я объясняла себе и другим, что не хочу привязывать себя к детям, которые лишены родительского тепла и заботы, потому что не уверена, что постоянно буду посещать эти программы, и тем самым причиню ребятам еще больше боли и разочарования. Как выяснилось позже, это была слабая попытка оправдать свою лень и нежелание служить другим. Помню, что очередное выступление Вити Слепнева о программах фонда «Надежда» все-таки побудило меня приехать и попробовать себя в этом служении.
В Обском детском доме живут дети с ограничеными возможностями, больные различными тяжелыми генетическими заболеваниями, инвалиды с рождения. Меня никто об этом не предупредил, поэтому, когда я приехала туда и увидела их, я была, мягко говоря, под большим впечатлением. И каждый раз, возвращаясь оттуда, я переживаю много различных эмоций, потому что время, проведенное с этими детьми, «режет» мое сердце.
Тогда, в декабрьскую субботу, еще до начала праздника, который мы решили провести для детей, ко мне подбежала одна девочка — это было мое первое знакомство. Она схватила меня за руку, широко улыбаясь и глядя в глаза сказала: «Привет, меня зовут Оля! А Света приедет?» Я оторопела от неожиданности — по девочке было видно, что она «не очень здорова». Я пробормотала что-то типа, да, конечно приедет, ты ведь ее ждешь? Я поняла, что речь идет о Свете Митьковской.
В первый тот день, я просто фотографировала детей, которые участвовали в новогоднем празднике. Было удивительно наблюдать за ними: дети разных возрастов, мальчики и девочки, с синдромом Дауна, в инвалидных колясках, немые, все с живым интересом общались с дедом Морозом, Снегурочкой и другими героями сказок. Когда Дед Мороз предложил прочитать стихи у елки и получить приз, несколько человек буквально вскочило со своих мест, участвовать хотели все. Один мальчик вышел к елке и стал рассказывать стих. Мы не поняли ни одного слова, это был набор каких-то звуков, не понятных нам слов, но это был стих, рассказанный этим мальчиком с выражением, за который он получил чупа-чупс. Одна девочка расплакалась, потому что тоже хотела рассказать Деду Морозу стих, но не могла говорить. Такие вещи очень впечатляют.
Хочу так же сказать несколько слов о добровольцах. Ребята поражают своими служащими сердцами, так приятно и радостно осознавать, что рядом находятся такие потрясающие люди как Павстюк Миша, Яуров Антон, Щипанов Влад, Мустаева Галя, Шпигунов Павел и другие. Каждый из них обладает артистическими талантами и так реально вживаются в роли, что это несомненно приности много радости как взрослым, так и детям.
В январе, через месяц, я опять поехала в Обской детский дом. В этот раз я ехала с другими чувствами, я знала — меня там ждут. У нас была небольшая программа, мы проводили конкурсы, раздавали детям конфеты и другие подарки. Когда «официальная» часть была закончена, взрослые девочки взяли нас, кто под руку, кто за талию (они почему-то очень часто обнимают за талию, как будто боятся, что ты убежишь) и повели нас на 2-ой этаж в свои палаты, показывать кто как живет. Они с энтузиазмом рассказывали чем занимаются, показывали свои рисунки, игрушки, фотографии. Одна девочка, Оксана, сунула мне в руки какую-то тетрадку, обычную тетрадь в тонкую полоску. Я даже и не поняла зачем. Она сказала: «Купи мне раскраску». Я открыла тетрадку, там синей шариковой ручкой были переведены рисунки (наверное со старой, уже использованной раскраски)…
Потом меня повели в палату с малышами. Там в детских кроватках были две девочки, одна с худенькими неразвитыми ножками, совсем не ходячая, вторая с синдромом Дауна, которую звали Кристина. Это симпатичная девочка с темными короткими волосами, на вид ей года два, в реальности будет пять 1 апреля. Я поулыбалась ей, поговорила немного и на прощанье помахала ей рукой. Каково же было мое удивление, когда она тоже стала махать мне своей ручкой.
В коридоре играли другие «тяжелые» детки — мальчик, который стоя на коленях на полу, лбом упирался в стул, потому что его ноги совсем не могли его держать, пытался играть с журналом; девочка … я даже уже не помню, что с ней, помню, что внутри все похолодело, когда я увидела эти детские страдания.
Следующий день Надежды я ждала с нетерпением. Я знала, что иду к Кристине с маленькой книжкой с буквами (я надеюсь, что когда-нибудь, она может быть выучит буквы), с раскрасками для Оксаны, с книжками и мультиками для них всех. Я хотела сделать хоть что-нибудь для этих детей.
В феврале мы праздновали Масленицу. Была замечательная веселая программа с конкурсами, шутками и блинами. Потом мы все вместе пошли во двор сжигать чучело. По дороге в меня «вцепилась» какая-то новая девочка, она не могла говорить, просто мычала. Вот так мы с ней в обнимку и шли. Позже, конечно же я побежала в корпус к Кристине. Она была простужена, по лицу размазаны засохшие зеленые сопли (извините за такие подробности). В этот день она конечно показала свой характер :), была особенно какая-то активная, но книжке, я думаю, была все же рада.
Тогда я познакомилась с воспитателем Татьяной Николаевной. Она отвела меня в детскую игровую, в комнату, в которой наверное редко бывают посторонние. Все тот же жуткий вид — одна девочка лежит на полу, потому что сидеть не может, вторая сидит на скамейке безучастна ко всему происходящему, в углу в манеже сидела еще одна девочка, слепая, она качала головой как маятник…. Татьяна Николаевна рассказала мне, что этим детям здесь лучше чем там, откуда их привозят. Что здесь они живут до 18 лет, а потом их переводят в дом престарелых… Но есть дети, которые просто отстают в развитии, они адекватные и поэтому остаются здесь, помогают заботиться о маленьких детках, занимаются разными делами детдома. Еще она рассказала, что поначалу плакала, глядя на этих детей, а сейчас привыкла. А я стояла и думала, почему Господь позволяет такому случаться с детьми, и понимают ли они, что страдают? Или это больше страдаем мы, глядя на них.
Почему я пишу все это? Потому что я глубоко потрясена тем, какая бывает жизнь у детей. Как они страдают и как они нуждаются… Нуждаются в тетрадках, раскрасках, колготках, в любви и нашей заботе.
Я беспредельна благодарна всем добровольцам, участвующим в программах благотворительного фонда «Надежда по всему миру» именно в Обском детском доме. Я благодарна Господу, что побудил их и меня на это служение. Я благодарна семье Ярощук, семье Шебеко, семье Клеминых, которые в феврале пришли на эту программу вместе с сыном и конечно же Слепневым. Я благодарна всем неженатым братьям и сестрам, которые посещают данные программы. Я рада, что могу сама находится там, общаться с этими детьми, давать им хоть немного радости в их непростой жизни. Но тоже, я хотела бы призвать всех неженатых и особенно женатых, которые еще не посещали данные мероприятия, изменить свои сердца — оторваьтся от своих привычных дел, пожертвовать 1 час в месяц (!), какими-то деньгами, старыми вещами, из которых уже выросли ваши дети и отдать это другим. Бог позволил всему этому случиться с этими детьми ради нас, ради того, чтобы мы глядя на их жизнь, проводя с ними время могли быть благодарны за руки и ноги, глаза, здоровье, за здоровье наших детей, за то, что мы можем есть конфеты когда захотим, а не раз в месяц, зато, что рядом с нами есть любимые и любящие нас люди. Пожалуйста, не останьтесь безучастными!

Масалова Ксения

1 Комментарий

  1. Александр21.03.2009

    Большое спасибо, Ксения, эа то, что твое выступление тронуло сердца. Я укрепился в своем желании делать постоянные пожертвования на такие программы. Те, у кого не получается участвовать в программах фонда лично, могут помогать своими пожертвованиями в фонд.

    Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Scroll to top